Татьяна Курганова (holit_i_leleyat) wrote in chto_chitat,
Татьяна Курганова
holit_i_leleyat
chto_chitat

Categories:

Внеклассное чтение

Этот пост я написала три года назад. Про свою дочку и ее книги. Я не знаю, как, в какой момент она полюбила читать. Я просто попыталась вспомнить - как это было. Может быть мой опыт будет кому-то полезен.

***
Если бы у меня было детей семеро по лавкам, я бы читала им на ночь сказки, декламировала стихи, а позже написала бы трактат на тему почему четверо из них выросли книгочеями, а трое нет. Но у меня нет семерых по лавкам. И не написать мне уже трактата. Хотя, видя свою дочь с книгой в руках и оглядываясь назад, я могу назвать несколько книг, которые повлияли на её интерес к чтению. Их и было-то всего букварь, вторая и зеленая семь.


1. Книжка с картинками (3 года)
Можно перечитать десятки замечательных историй, завалить любимое чадушко самыми красочными книгами, и всё равно не угадаешь какая из них окажется зачитанной до дыр. Но рано или поздно такая книга чудесным образом появится. Ведь главное её предназначение стать интереснее игрушек и мультиков. И запомниться на всю жизнь.

Для нас это оказались истории про маленького поросенка Плюха. Зачитывала до дыр, все 365 раз, понятное дело, я. А разглядывала картинки дочка. Бесконечно.

Вообще-то этот поросенок Плюх отчасти родственник Буратино и Железного Дровосека. По происхождению. Вот я до сих пор не могу уразуметь: как это — прочитать сказку на басурманском языке, пересказать на русском и без зазрения совести пришлепать к пересказу свою фамилию? И тем не менее, «мама» поросенка Плюха не Элисон Аттли, а Ирина Румянцева и Инга Баллод. Что ж, достойные последователи Толстого и Волкова. А впрочем, не так уж и важно кто нам рассказал сказку (что это я разворчалась?), они чудесные, эти истории, а иллюстрации Евгения Медведева просто волшебные.

Кстати, позже книжку переиздавали аж два издательства. И занимательность историй маленького поросенка Плюха никуда не исчезла. Вот только рисунки потеряли свое очарование. Другие художники. И старалась они вроде что-то свое симпатичное нарисовать, но… Это был уже не наш поросенок Плюх.


2. Книга без картинок (5 лет)
Совпадение персонажей «как я их видела во время чтения» с тем, что нарисовал художник редкий случай. А не совпадение просто удача для детского восприятия — ведь в книге главное текст.

Читаем перед сном Королевство Кривых Зеркал В. Губарева. Дашутка ноет:
— У-у-у… А почему картинок нет?
— Зачем тебе картинки, — спрашиваю. — Ты разве ничего не представляешь? Как кино? Ничего не видишь?
Молчит, что-то там себе соображает. Через пару страниц долгожданная иллюстрация: две черно-белые страхолюдины Оля и Яло.
— У-у-у… Я себе их не так представляла!


3. Книга, дочитанная самостоятельно (6 лет)
Мне не нравится известная читалочка В. Берестова «Как хорошо уметь читать! Не надо к маме приставать. Не надо бабушку просить…» Очень вредный в моем представлении стишок, который сбивает с толку родителей. Особенно тех, которые, как только ребенок выучился грамоте, оставляют его один на один с книгой. Как будто уметь читать и любить читать это одно и тоже.

Или вот еще казалось бы привлекательная идея — начать читать ребенку вслух и через полчаса на самом интересном месте коварно сказать:
— А дальше читай сам!
И заинтригованный ребенок — а что же дальше? — тут же начнет читать-читать-читать… Как же. Не работает этот приемчик. Потому что у детей время идет совсем-совсем по-другому. Это взрослый не успел оглянуться как день пролетел. У ребенка день как год. И в него вмещается масса событий и впечатлений. В том числе и знакомство с книжными героями. Только вот чтобы случайное знакомство переросло в дружбу нужно время. Много больше чем полчаса.

Однажды, для очередного чтения «на сон грядущий» я выбрала «Хоббита» Толкина. Не адаптированного для детишек. Витиеватый стиль повествования, сложные предложения. И только мое чтение с чувством, с толком, с расстановкой позволяло нам легко проходить через слова к смыслу и двигаться вперед. Я читала на разные голоса, пела нежным голосом эльфийские песни и скрипела по-гномичьи. Дочка слушала, засыпала, я ещё какое-то время увлеченно продолжала читать, а только потом уже замечала, что моя детка крепко спит. Следующими вечером мы выясняли, на каком месте она заснула и вновь продолжали чтение.

Чтение продолжалось не день и не два. А потом я потеряла голос. Вместо речи мои голосовые связки выдавали какое-то чириканье. Понимая, что для Дашки эта книга достаточно сложна, я попросила подождать два-три дня пока голос не вернется. И тогда мы дочитаем, хорошо?

А уже ограблен дракон и близится война! А книжные герои стали друзьями о которых помнишь и за которых переживаешь. Ждать три бесконечных дня? Пришлось девочке дочитывать книжку самой.

Дочитала. Ходит. Вздыхает. Наконец не выдерживает:
— Мама… Ты должна знать… — и с невыразимой печалью — Торин умер!
Ах ты ж!! Я и забыла.
— Даша, — ну как тебя утешить. — Он не умер. Он погиб. Как великий воин. Но он снова будет жить, когда ты захочешь перечить эту книгу.


4. Книга, которой хочется поделиться (7 лет)
Как вы помните, Даниэль Пеннак сформулировал 10 прав читателя, одним из которых является право молчать о прочитанном.

«Человек строит дома потому, что живет, а пишет книги потому, что смертен и знает это. Он живет в коллективе потому, что он — общественное животное, но читает потому, что одинок и знает это. Чтение составляет ему компанию, которая не может заменить никакую другую, но и ее никакая другая компания не заменит. Чтение не дает человеку исчерпывающего объяснения его судьбы, но сплетает прочную сеть соприкосновений между ним и жизнью. Несущественных, тайных соприкосновений, которые провозглашают парадоксальное счастье бытия, раскрывая трагическую нелепость жизни. Так что основания читать у нас такие же странные, как и основания жить. И никто не уполномочен требовать у нас отчета в таком личном деле».

У этого права есть обратная сторона. «Когда кто-то из близких дает нам почитать книгу, мы среди строк поначалу ищем его — его вкусы, причины, побудившие подсунуть нам именно эту книжку, какие-то знаки братства. Потом текст захватывает нас, и мы забываем того, кто нас в него окунул… Однако годы спустя случается, что упоминание о какой-то книге приводит нам на память человека, и заглавия вновь становятся лицами» (все он же, Пеннак). К чему такие отступления, спросите вы? Однажды ко мне пришло понимание, что желание поделиться книжкой — это тоже очень личное дело. Жест искренности и открытости. Добрая воля.

…Ходит за мной неделю и канючит: «Прочитай книжку, мам, книжку прочитай». Делать мне больше нечего детские книжонки почитывать, да ещё с таким дурацким названием — «Лошадь, которая потеряла очки»! Не отстает маленькая липучка. «Мам, ну, пожалуйста, прочитай! А когда ты прочитаешь?» — «Когда-нибудь».
Отчаявшись:
— Мама! Эта лошадь так похожа не тебя!

Лошадь потеряла очки. И больше не могла читать.

— Милая машинка, славная машинка, красивая машинка, — умоляла Лошадь. — Это Лошадь с тобой говорит! Заведись — будь другом!

— Послушай, Клубничка, — начала Лошадь, — что мы ещё можем для вас сделать?
— Я Черничка! — заявила корова с рыжеватыми пятнами. — Ах! Мне пора бы уже запомнить, что лошади никогда не пользуются мозгами…


…И, правда, похожа. А вы спрашиваете откуда у меня такой юзернейм — Холить_и_Лелеять. Лошадиная фамилия!


5. То-о-олстая книга, прочитанная самостоятельно (7 лет)
Вот если бы Антон Палыч писал романы, он нипочем бы не сказал «краткость — сестра таланта». Афоризм блестящий, но… Ах, какое же это читательское счастье — читать толстые книги талантливых авторов. Когда интересно-интересно, а до конца книги ещё долго-долго, м-м-м… Только вот как сделать так, чтобы ребенок не шарахался от пухлого тома — многабукафнеасилю?

У нас получилось весьма неожиданно (не пытайтесь это повторить! Да и не получится). Пошла как-то деточка в магазин за хлебом и вернулась с подвывихом шейного позвонка. Не повезло ребенку — зимние каникулы, а она дома с лангеткой на шее. От мультиков уже тошнит, в настольные игры в одиночку не поиграешь, друзья заходят, желают скорейшего выздоровления и убегают кататься с горки. Грустно.

Как хорошо, что в это время английская учительница как раз написала свою первую книжку про мальчика-волшебника. Моя первоклашка испуганно вытаращила глазенки, когда я вручила ей эту 300-страничную книгу. Что, толстая? А ты начни. Тем более во время чтения не нужно вертеть головой. Вперед.

Джоан Роулинг сочинила удивительную историю. Для целого поколения, родившихся в 90-х годах. Взрослел читатель, взрослели Гарри Поттер, Гермиона и Рон, взрослели книги. Подумать только, между первой и последней дистанция в десять лет. Будет ли «Гарри Поттер» пользоваться таким же успехом у следующих поколений? Ведь первые книги слишком просты для 17-летних, а последние сложны для младших школьников. Читать по одной в год чтобы попасть в резонанс?

Надо будет как-нибудь написать миссис Роулинг благодарственное письмо. Ведь именно благодаря Гарри Поттеру моя дочь впервые узнала, что значит погрузиться с головой в книгу и читать, прерываясь только на сон и еду. И перестала обращать внимание на толщину книг.


6. Взрослая книга (9 лет)
Не помню сколько было мне лет когда я наконец-то заметила книжный шкаф родителей. Не шкаф конечно, а его содержимое. Привлекла мое внимание небольшого формата зеленая книжица с каким-то терминатором на обложке. Странная картинка: вроде человек, а из него какие-то проводочки торчат… Я не помню как назывался этот сборник НФ. И читая, не очень-то обращала внимание на иностранные фамилии. Позже я узнала, что это были рассказы Шекли, Хайнлайна, Брэдбери. А в тот момент переживала потрясение: ну ничего себе! Нам в сестренкой, значит, Незнайку на Луне подсовывают, а сами вон чего читают!

— Что бы почитать? — спрашивает дочь разглядывая стеллажи с книгами.
— Бери любую.


7. Книга любимого писателя (10 лет)
Третий класс, весенние каникулы, мама-папа совершают трудовые подвиги, Даша одна дома, в этот раз не получилось побыть на каникулах вместе. Звоню домой.
— Дочка, ты ещё квартиру не спалила?
— Нет, мам.
— И наводнение не устроила?
— Нет.
— А поесть ты не забыла?
— Не забыла! Не спалила! Не устроила! Все, пока, мам.
— Подожди, подожди… А чем ты сейчас занимаешься?
— Книжку читаю.
— Вот умница дочка! А что за книжка-то?
— Адова кошка. Все, пока, мам.

Ё-моё! Вот тебе и «бери любую»! А как же детская ранимая психика? Весь день не нахожу себе места. Этого Кинга у нас 12 томов! Давно она его читает-то?
Тем же вечером.
— Может, что-нибудь другое почитаешь?
— Ты что?! Стивен Кинг — он та-а-акой!!
— Дай сюда эту книжку. Держи другую — «Девочка, которая любила Тома Гордона», по крайней мере, там про твою ровесницу.

Не думаю, что эта уловка мне помогла. Вон, пока я пишу эти строки, Дашутка сидит в кресле и читает «Историю Лиззи». Говорит, что Кинг уже не торт. Однако продолжает читать своего ненаглядного Стивенанашеговсе. Девятый год подряд.

***

В общем, вырастить из ребенка книгочея не сложно — надо просто найти свои семь книг. И когда они будут прочитаны, чтение из случайного занятия превратится в неотъемлемую часть жизни, в образ жизни.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments