oleg_butenko (oleg_butenko) wrote in chto_chitat,
oleg_butenko
oleg_butenko
chto_chitat

Category:

Габриэль Гарсиа Маркес. Осень патриарха

Сразу скажу сразу, мне чужда эстетика Маркеса, и его книги мне читать тяжело. Но "Осень патриарха" - это роман о власти, причем о таком типе власти, который оказался весьма устойчивым не только в испаноязычных странах, но и на постсовке. И поэтому читать роман интересно.

Критики считают, что роман написан в гротескной форме. Это верно только отчасти. Ведь что такое гротеск? Это доведенная до крайности гипербола. Но ни один литератор не может сконструировать такую гиперболу, которая была бы страшнее "реализма действительной жизни", как говорил Достоевский. Скажем, каудильо из романа правит своей страной почти вечно: "с малых лет мы привыкли верить, что он вечен и вечно здравствует в Доме Власти". Но разве в реальной жизни мы не знаем правителей, которые правят или правили почти вечно? Скольким поколениям несчастных кубинцев отравил жизнь Фидель Кастро?

Или вот еще пример: в романе детей пытают током, пропускаемым через половые органы. Но нечто подобное практиковалось в Камбодже при красных кхмерах и в Китае при Мао. И Маркес мог знать об этом.

А что касается мрачного убийцы и садиста Саенса де ла Барра, повешенного на центральной площади с собственным половым органом во рту, то это архетипический персонаж охранителя власти, слишком часто встречающийся в истории деспотических режимов, этакая вечная реинкарнация Малюты Скуратова.

Каудильо, несмотря на садизм, - это существо человечное. В том смысле, что это живой человек, а не робот. Что же его погубило? (Если слово "погубило" применимо к человеку, правившему своей республикой "почти вечно" и умершем естественной смертью). Жажда власти? Нет. Страх смерти. Потому что власть и смерть у Маркеса - это почти синонимичные понятия. Достичь предельной власти - это все равно что перестать жить.

Еще одна удивительная особенность романа - отсутствие народа как действующего лица. "Главным действующим лицом романа "Война и мир" является народ", - так любили писать в советской школьной критике. Классическое определение эпоса - это сказание о героическом прошлом народа. В этом смысле "Осень патриарха" никакой не эпос, и нет в нем героического прошлого народа. Народа вообще в нем нет. Да, базарные торговцы спустили собак на жену каудильо и его сына. "Обе жертвы превратились в куски с жадностью пожираемого мяса". Такой вот эпизод сопротивления. Но базарные торговцы - это еще не народ.

Если бы население республики действительно было народом, каудильо не правил бы им "почти вечно".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments