дневник (czwartek_ja) wrote in chto_chitat,
дневник
czwartek_ja
chto_chitat

Захар Прилепин. "Обитель"


Уже много писали об этой книге, но просто хочется еще раз заметить, что роман хороший, и сделан добротно. Читается легко - книга в семьсот страниц была проглочена примерно за неделю.

И пара замечаний, если кому-то интересно.



С интертекстом все понятно - уже сравнили и с Шаламовым, и с Солженицыным, и с Довлатовым - как же иначе, ведь ад в каждом из нас, ибо ад - это мы сами.

Прилепина, как это часто с ним бывает, интересует проблема, которую можно обозначить как "власть и личность", она в романе одна из ключевых. Артём между Эйхманисом/Галиной и Василием Петровичем/Осипом (и т.д.) предпочитает первых - пока есть выбор. Но выбор исчезает после покушения: подобно каракозовскому выстрелу, выстрел Мезерницкого меняет курс. Игры закончились, теперь есть только палачи и жертвы, надзиратели и заключенные, причем лагерники должны надеть униформу, чтобы всем стало окончательно ясно, кто на чьем месте. И что, всему виной Мезерницкий и остальные участники сговора, вечно недовольные своей свободной несвободой?
Жаль, но оговорки не работают: тюрьма даже с театрами и оркестрами остается тюрьмой. Пленник свободен в пределах своей камеры, а лагерники - в пределах Соловецких островов. Превратить заключение в "перековку"- не удалось, а любое послабление, допущенное власть имущими, оборачивается против них самих. Мы знаем, что то же самое происходит и на материке, разве что масштаб иной.

Сперва Артёму кажется, что и в лагере живут и работают люди - живут! Это в открытом море можно от голода и холода умереть, когда вокруг никого. Артём принимает соловецкую власть, потому что другой нет и быть не может - и это еще до того, как его окончательно сломал режим. Ну и кто он - раб, трус, дурак? А бывшие белые - стойкие, несгибаемые борцы с произволом? Или те же посетители Афинских вечеров - лицемеры, зажравшиеся подлецы, а Артём - настоящий будущий гражданин Страны Советов?

Как там писал Лев Николаевич Толстой в конце "Севастополя в мае"? "Где выражение зла, которого должно избегать? Где выражение добра, которому должно подражать в этой повести? Кто злодей, кто герой ее? Все хороши и все дурны". Герой романа - правда? В наше с вами время это звучит весьма наивно.
Спасибо Прилепину за это масштабное полотно, на фоне которого такой очевидной стала природа многих явлений дня сегодняшнего.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments