Изменённая вероятность (zemphi) wrote in chto_chitat,
Изменённая вероятность
zemphi
chto_chitat

Category:

“Вы изволили ударить его по голове топором...»

     В 1900 году в Женеве издаётся весьма поучительная брошюра для профессиональных революционеров, под названием «Как  держать себя  на  допросах». Автор – В.Махновец (он же Акимов) - публикует её под псевдонимом «Бахарев» и разъясняет профильному читателю (то бишь, профессиональным революционерам), какими методами пользуются на допросах сотрудники департамента полиции в России; как они - выражаясь нынешним языком -  с е г м е н т и р у ю т  подозреваемых; как распределяются с юридической точки зрения функции жандармерии, министерства юстиции и проч.; а главное – каковы самые распространённые тактические ошибки, которые допускают подследственные во время дознания.

допросы

     Работа начинается с того, что автор сравнивает продолжительность жизни (и, соответственно, профессиональной деятельности) у адвокатов, рабочих и революционеров. При этом оказывается, что профессия революционера - наиболее «вредная», и по утверждениям некоего профессора Эрисмана (пишется с буковй «еръ») «отработать» борцы за справедливость успевают в среднем года два, не больше. Потому что потом их или ссылают, или вешают, или они сходят с ума, или умирают от болезней. А виной всему – неправильное поведение на допросах, вследствие которого революционер не может противостоять методам дознания...

     Вообще создаётся впечатление, что департамент полиции в царской России работал весьма эффективно. Начнём с того, что народу там работало на разных уровнях очень много (к примеру, слежку за подозреваемым осуществляло от 1 до 4-ёх «шпионов», в зависимости от предполагаемой «опытности» революционера). Далее, - и это особенно впечатляет – при обвинении министерство юстиции всё же руководствовалось ЗАКОНАМИ, а вовсе не голым произволом... иными словами, для признания виновности задержанного использовались очевидные факты (скажем, свидетельства одного или двух «шпиков» было недостаточно) и вещественные доказательства. А революционеры как правило «сыпались» именно на своём идеализме и неумении заранее обозначить групповую стратегию. Например, одни на всё отвечали «нет» (грубая ошибка!), другие начинали обращать жандармов в свою веру (грубейшая ошибка!), третьи честно во всём признавались (им было стыдно «предавать свои идеалы»...) или же пытались запутать следствие ложными показаниями (недопустимая ошибка! Потому что, как утверждает автор, дознанием занимались профессионалы с опытом и навыками не только психологического давления, но и того, что нынче в НЛП называется «индукцией»).

     Так вот. От одного, значит, до четырёх сыщиков приставлялось для слежки, ну и проводились конечно же массовые обыски: интернетов в те времена не было, а вещдоки – особенно письма и профильная печатная продукция - следствию требовались в первую очередь. Самая важная работа, однако, была возложена на сотрудников департамента, которые занимались аналитикой. В их задачу входило процесс систематизировать, потенциальных и реальных революционеров классифицировать, и в соответствии с классификацией осуществлять протоколы – для каждой целевой группы свой... Бахарев всё это подробно описывает, причём пользуется примерами как из литературных произведений, так и из реальных судебных процессов. Так фраза, которую мы не удержались и пристроили в заглавие – произнесена была на «нечаевском процессе» в 1871-м году, и процитирована в «Отечественных Записках»: «Вы изволили ударить его (жандарма – А.Н.) по голове топором, смею думать, что вы имели намерение убить его». Таким вот изысканным образом обращались многие дознаватели с подследственными, чтобы сбить их с толку подобной любезностью, отвлечь и развязать язык. То, что, как правило, происходило потом – было уже делом техники: софизмы, риторические приёмы (интересно, а нынешние следователи так умеют?!), бедный революционер и охнуть не успевал, когда сотрудник департамента выуживал из него нужную информацию или признание.

     Брошюра написана ясным языком, в весьма корректной форме, слово «Государь» в нём употребляется, несмотря на идеологические разногласия, с большой буквы, с логикой у автора тоже всё в порядке, смущает немного только дореволюционная орфография и отсутствие крайне потребных сегодняшнему читателю визуальных «костылей»: графиков, схемок и табличек... Встречаются в тексте неожиданные метафоры и занятные утверждения, вроде такого: «Тюрьма – это наш (русский – А.Н.) храм, где мы поневоле углубляемся в самих себя».

      Как же вести себя революционеру на допросе? А вы прочитайте. Там всего 40 страниц; Бахарев (он же Акимов и Махновец) создаёт некий саспенс, при котором самое интересное остаётся «на десерт». Нынешним подпольщикам его рекомендация может оказаться небесполезной.
      Собственно, читать можно вот отсюда http://elibrary.gopb.ru/eReader/index.php?idbook=343132&basename=OldBook&page=1&scale=1



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments